Кавказские пленники

Часть 1. В одной параллели со смертью
Все наши планы корректировались столь оперативно какими-то обстоятельствами непреодолимой силы, форс-мажорами и природными явлениями. Восхождение на Казбек с Грузии и колоритный грузинский трип — вот оно, ради чего подписывались заявления на ежегодный очередной. Сошедший сель в Грузии — разрушение российско-военной дороги — перекрытие границы — а может Казбек с Севера на 2Б? или Эльбрус на восточную? Эльбрус с Севера? — сроки оформления погран пропусков — дорогу открывают в тестовом режиме — потерянный на работе загранник — снова КПП закрыт…
Сухой обжигающий воздух в аэропорту Беслана горячо приветствует нас на трапе сибирского боинга. «Аля-Кавказ» начинается уже у самого выхода из зоны прилетов: «Такси-Такси»… И лишь промолвленное одним таксистом «Казбеги» заставляет с грустью и тревогой вспомнить о предстоящем походе с Севера на 2Б.
Знакомство с участниками восхождения, согревающий горячий чай средь освежающей горной прохлады, ошарашенный взгляд на количество купленных продуктов и абсолютно вымотанные (и перелетом, и долгими организационными моментами) мы погружаемся в спальники. Лично мой был на заслуженном отдыхе почти год и пылился скукоженный на полках в мечтах разложиться в палатке у подножья какой-нибудь горы. Уж я то его знаю. Абсолютно непомерное счастье выпало на его двухкилограммовую долю распластаться в чешской палатке HUSKY, приехавшей из самого Хабаровска…
Рисунок1
Второй походный день начинался довольно-таки расплывчато по временным рамкам… Не скажу, что ой как хотелось встать пораньше, но бодрого громоглассного клича «Подъем» так и не было. Затяжные сборы, разбор альп.сняряги, оформление погранпропусков — солнце уже в зените.
Так как приехали мы вчера «ночером», пару слов о стартовой точке нашего восхождения скажу сегодня.
Кармадон — вымирающий, а местами уже вымерший поселок на северо-западном склоне Казбека, высота 1520м над уровнем моря. Заброшенные здания некогда функционирующего и пользующегося популярностью санатория буквально возвращают немного в иную реальность.
Печально известным местом поселок стал после спустившегося селя в результате сошедшей лавины в 2002г. с ледника Колка в Кармадонском ущелье, унесшего жизни более сотни человек, в том числе съемочной группы Сергея Бодрова младшего.
Некогда бывший УАЗик, превращенный голубоглазым осетином Таймуразом, в кабриолет, повез наши рюкзаки к КПП. Ноги понесли наши обмазанные антизагарными кремами тела по невыносимой жаре как всегда в гору, пара рук технично передвигала треккинговые палки и порой даже успевала отмахиваться от «по-кавказски приставучих» летающе-жаляще-кусающих несекомых. И лишь разум отчетливо повторял: «Опять?»…
Тропинка игриво запетляла через сочно зеленые склоны, небольшую сыпуху и по посадкам. Мы то и дело выискивали родники, протискивались через заросли крапивы с борщевиком и изо всех сил боролись с желанием начать выбрасывать «ненужные» продукты.
Запланированный на пару часов переход до термальных ванн плавно перетекал в предсумрачную полудневную «ходовку» теперь уже по камням… За очередным поворотом долгожданных ванн все не было и не было… Первые ходовые дни всегда не легки…
Категория сложности альпинистская 2Б… Знала, что будет сложно — оказалось еще сложнее.
Грозовой ливень — разве может быть лучшим начало дня?
Третий день сулил множество альпинистиско-категорийных»интересностей». И первым в нашем занимательном списке значился переход по веревочному мостику через по-настоящему «огалделую» горную реку. Мостик шатается, веревка то и дело норовит подвинуть тебя к краю. В целом все достаточно увлекательно, как в веревочных парках, только оглушающие удары воды об камни напоминают о реальности происходящего.
Маленький скальный участок, глотки нарзановой воды и снова в путь, снова в гору.
«В гору/Круто в гору/Снова в гору», «По сыпухе/По камням/По обрыву» — можно вставлять абсолютно в каждое предложение, оно и понятно — горный поход… Повторяться не будем. Просто будем подразумевать сей факт и мысленно добавлять к каждому абзацу.
Идем через ледник, перепрыгиваем кристально чистые ручьи, усердно проложившие «трассы для санного спорта», благодарим папу с мамой за «некороткие» ноги и возможность «порхать» через трещинки. Опять сыпуха, круто вверх, еще один снежник в кошках — все по тому же сценарию горных будней.
Ну а про еще одну «интересность» рассказать непременно стоит — это жумаринг.
Я ярый противник скалолазания в моем исполнении. Именно этот нюанс теребил долго нотками сомнения мой мозг при принятии решения на 2Б… Но:
«Скалолазание на 2б это уровень доступный человеку с 1 рукой и 1 ногой. Миляуша, повторюсь, там нет скалолазания в том виде, в котором представляешь ты, думая о скалодроме. Там положительная стена с наклоном от тебя с огромными ступенями под ноги и руки. На 2Б не бывает сложного скалолазания, особенно на высотном 2Б…»
Ну да, конечно…
«15-20 метров жумаринг, можно без рюкзака. Жумарить там не сложно. Часто люди пролазят без жумара. Перила для подстраховки…»
Фи, без рюкзака то справлюсь… Тем более по программе и тренировки на леднике, и тренировки по работе с веревкой… Ууух, с натренированным опытом вернусь… Каждый день на 7 этаж потом жумарить буду и дюльферять на работу…
Темнеет, первую «веревочную» часть прошла только половина группы… Стоим внизу и смотрим как «стать человеком-пауком» с рюкзаком в придачу. Ибо на деле: «Вы что, если мы еще рюкзаки отдельно будем поднимать, мы до утра не дойдем»…
А приключения то каждую минуту… Ожидаем своей участи на крутом склоне… У одного улетает куртка вниз… — идет за курткой. Второй «карабкается» по не совсем тем камням и скидывает немаленький такой булыжник на нас… Вся жизнь пролетает перед глазами… Увернулись… Солнце окончательно проваливается за горизонт, облака, превышая все позволительные скорости, надвигаются на нас… И «изюминкой» вечера становится проливной дождь…
«И что нам снег, что нам зной,
Что нам дождик проливной,
Когда мои друзья со мной…»
Ну и «нет времени учить — жумарь»… — словно бальзам на душу.
Приключения продолжаются… Казалось бы, ну что еще? Скалы безумно скользкие. Перед дебютом предпоследнего нашего участника веревка собирается «удрать» из закрепленного камня…
Может оно и к лучшему, что на ощупь, на корточках, в темноте проходили остальные скальные и перильные отрезки. Взгляни на это в светлом варианте — в жизни бы туда не полезла.
От этих всех «категорийных» прелестей полностью исчезает желание есть, говорить. Да, а как же спускаться обратно?
А Вы когда-нибудь просыпались под звуки пролетающего рядом вертолета и резких порывов ветра, то и дело пытающихся снести палатки? Это и было началом утра четвертого ходового дня. А в горах, как известно, вертолет ничего хорошего не предвещает.
Сегодня по программе не затяжной переход до 3500 м и акклиматизация до пика «ОЖД». Все по тому же сценарию: «В гору/Круто в гору/Снова в гору», «По сыпухе/По камням/По обрыву».
Так как из программы мы решили убрать практически все необходимые «полезности», поэтому на пик ОЖД мы не идем — устали, да и зачем? Завтра же все равно на 4200 переносить лагерь.
На 3500 высота уже начинает говорить нашим равнинным организмам «Хэллоу!». От соседнего лагеря узнали о погибших альпинистах со стороны Грузии, за которыми и прилетал вертолет, не сумевший приземлиться. От этой новости мы в спешном порядке начали выискивать «3G-камни «, дабы успокоить бурные фантазии родственников.
Место просто «смертельно живописное», на соседнем склоне то и дело «за камнепадом ревет камнепад», чередуясь редкими снежно-ледовыми обвалами. Рядом тот самый ледник, заваливший группу Бодрова.
Сильные порывы ветра сметают все на своем пути. Достаточно затруднительно справляться с желанием палаток улететь в никуда. Даже привязанное к камням наше временное пристанище чуть не унесло меня с собой. Ну и дубль 2: «Вся жизнь пролетает перед глазами»… Но что там наша палатка… Особой достопримечательностью были палатки клуба, с которым нам довелось отправиться в путь. Абсолютно не горные, огромные кемпинговые палатки пытались окончить наше путешествие еще на 3000м. Что там говорить о 3500?
Но как ветер лихо разметал наши рюкзаки с тех самых пресловутых палаток… Котелки, хобы, все что нужно и не нужно летело со склонов словно листья в осенний листопад, ну или хлопья снега в теплый зимний день под лучами фонаря в парке, так не спеша, в замедленном режиме…
Группа МЧСников, идущая за телом девушки с санями-носилками, остановилась недалеко от нас. Суровые молчаливые ребята наши три ходовых дня преодолели за день.
Греешь воду под лучами обжигающего солнца, моешь голову из бутылки, сидя на камне, то и дело посматривая на «за камнепадом ревет камнемад». Разве может с «такой бытовухой» что-нибудь сравниться?
А теперь о серьезном… Общегрупповые палатки на верх поднимать катастрофически было непозволительно, ибо на 4200 от них ничего не останется. Да и участницу одну накрыла гипоксия.
Но обитатели красной палатки хотели добиться своей цели обходными путями. В какой-то момент эти обходные пути превратились вдруг в единственно безопасный путь к вершине.
Мы решили прицепиться к связке соседней некоммерческой группы, «главарь» которой на Казбек восходил более десятка раз, да и на Эвересте уже дважды побывал, кстати, с командиром той самой группы МЧС.
Не покорить гору из-за палаток — смех и грех. С 3500 штурмовать вершину нереально, переносить лагерь выше — смерти подобно. Это понимали все.
После переговоров с нашим гидом и «будущим гидом» нам выдали часть продуктов, баллоны газа и познакомили уже с «новой» группой.
Ну и слова нашего гида: «Я не знаю как вас поднимать выше, не знаю как я буду вытаскивать вас, если кто уйдет в трещину» уже окончательно заставили нас убедиться в правильности принятого решения и в гениальности участника, в чью голову пришла такая идея.
Как оказалось, наши гиды впервые идут на Казбек по этому маршруту, да и без лопаты. Попали — в одном слове вся суть.
Ты можешь спланировать что, как и где угодно… По дням, часам, минутам… Только находишься ты в гостях у природы, которая может внести свои коррективы в любой момент и даже без единого шанса на урегулирование возражений. По рации МЧСников слышим о грозовых дождях на завтра, вершины затянуты — разумеется все расстроены…
Через пару часов обсуждений организационных моментов с нашей новой группой смачные капли дождя и раскаты грома разогнали нас по палаткам. Завтрашние осадки грянули сегодня — радостно подумали мы и погрузились в объятия Морфея, предвкушая подъем на 4200.
-Осадки вообще прекращались? — задавались мы вопросом ранним утром пятого дня. И ледник вроде потемнел от обильного дождевого полива.
Снова в эфире рация МЧС: ближайшие 3-4 дня непогода, надвигается фронт…
И жестокая шутка от спасателей: «Ну можете попробовать пойти на штурм пока мы здесь. Чтоб второй раз не пришлось идти за вами». Вот от такого юмора не знаешь плакать или смеяться. Суровая правда, как ни крути.
Что дальше? Пережидать 3-4 дня времени нет, да и всякая уверенность в дальнейших ясных днях отсутствует. Наши гиды, обрадованные такими новостями, поспешили спускаться. МЧСники в буквальном смысле «побежали» за телом. Ну а мы ждали решения нашей другой группы.
Когда уже наша вторая группа приняла решение спускаться, только тогда пришло осознание о непокоренном Казбеке. Грустно, но зато не пришлось пользоваться услугами МЧС. Правда предстоит еще опасный спуск. В любом случае, наш «побег» не удался, и мы снова со своей первоначальной группой держим путь к термальным ваннам.
Все тот же обрыв, все та же сыпуха… Только на спуске все как-то пожестче, хоть и быстрее. Команда «камни» звучит все чаще. На это уже никто не обращает внимания. Пока один не оступается и не начинает «съезжать» по камням по склону. Снизу идет другая группа и выкрикнутое во все силы хором «Кааамееень», заставляет их прижаться к склону и буквально «уйти в рюкзаки» как черепахи в панцири. И снова в режиме «замедленной съемки» из-под ног скатывающегося вылетает огромный «Каааамеееень», летит по склону ударяясь о другие камни и чудом пролетает над «рюкзачными панцирями», безмолвно улетая в бездну «себеподобных». Вот теперь колени то у всех задрожали — страшно шагу ступить.
Спускаться мы не стали по той самой скале, на которой жумарили. А пошли по веревочным перилам. Ну что сказать. Станция за станцией, вцепившись мертвой хваткой за веревки да тросы, сбрасывая из-под ног камни на идущих снизу, с дрожащими руками, ногами и всем, что может еще дрожать, с глазами полными страха спускались мы по скалам.
Иногда лучше не видеть сразу всего того, что нужно преодолеть, достаточно подавать по кусочкам. Это как раз тот самый случай. Спустившись вниз, машинально подняв головы, такое увидели… А ведь мы там шли… Да, да, только что…
«Надеемся только на крепость рук
На руки друга и вбитый крюк
и молимся чтобы страховка не подвела…»
Спустились еще немного и увидели тот самый обрыв с предсумеречным жумарингом. Боже! Что я тут делаю? Да чтобы я, да чтобы еще раз… На такое… Да никогда… Твердил разум в унисон с бегущими по леднику исхудавшими ногами к тем самым, теперь уже воистину долгожданным источникам.
Ну а ванны эти были и во второй день похода, но тогда-то мы были вот-вот из цивилизации и лично я не воспользовалась водными процедурами. А вот сейчас — самый раз!
Истертые от утомительного и напряженного спуска ноги перепрыгивали из одной ванны в другую, меняя при этом температурный режим. Чудо природы, да и только! Природные ванночки с разной температурой воды от +25 до + 60`, расположенные на обрыве с видом на все те же затянутые вершины, и все тот же ледник. Горные ручьи, растянутые по склонам словно паутинки, стекающие белоснежными «ниточками» в скоростную реку. И контрастные радоновые ванны. Представляю, как божественно это зимой… Ммм…
Мы, конечно, выискивали горы по соседству, как варианты для покорения. Но все было не то… Возвращаться домой было еще рано — «не наштурмовались». За вечерними разговорами с недоваренным борщом о возможных вариантах продолжения похода начали снова в голове зарождаться повторные мысли побега, ибо торчать на ваннах три дня как-то совсем не комильфо.
По тенту палатки забарабанил дождь. Мюсли по утрам было уже невозможно есть, вся эта неорганизованность напрягала донельзя некуда. Ночные переговоры в палатке о вариантах побега и скорой встрече с цивилизацией в виде осетинских пирогов, душа и стиральной машины долго не давали уснуть. Решено! Идем на Эльбрус! — прозвучало из синего спальника с мягкой подкладкой для ног. И в голове замелькали картинки с блюдами кавказской кухни, с гостиничным номером с мягкой и сухой кроватью…
Утро шестого дня началось в режиме «Валим». Поделившись своими мыслями об Эльбрусе, вся наша группа, к сожалению или к счастью, решила отправиться в ту сторону с нами. А с их скоростью сборов — день в любом случае потерян.
Поэтому моментально собравшись, окинув взглядом еще раз все еще затянутые вершины, мы поспешили к погранпункту на встречу к долгожданной цивилизации с лимонадом. Что-то пошло не по плану — заплутали. В подробности вдаваться не будем, сохраним интригу, ибо, в любом случае, этот момент останется в памяти каждого из нас и без всех этих мемуаров. #горная река #обрыв #камни #лужи_в_ботинках #заросли #летающие_рюкзаки #ты_меня_сильно_ненавидишь? #молиться_или_материться?
Сухие шерстяные носки, горячий чай с лимоном, тандырная лепешка и домашний сыр в гостях у осетина. Настолько теплый прием, как и полагается кавказским народам, и эти голубые глаза. Лишь разговоры о предстоящей неопределенности нашей доблестной группы в часы ожидания трансферного транспорта до Приэльбрусья возвращали в этот мир суеты.
Казбек с Севера 2Б это километры с родным рюкзаком в верх в сопровождении жары, грозы, ливней, облаков и камнепадов по веревочным мостикам через бурлящие горные реки, по сыпухе да ледникам, по обрывистым скалам с жумаром да по веревкам… Порывы ветра, сносящие с ног, раскидывающие рюкзаки с палатками со склонов в никуда. Летящие камни со склонов, вертолет, прилетевший за телами, затянувшиеся вершины и все это у ледника, завалившего съемочную группу Бодрова. Попытки прицепиться к связке военных на штурме, отряд МЧС, выдвинувшийся с санями-носилками для спуска тел, и плохие новости по рации о предстоящих фронтах непогоды на 3-4 дня… О вершине не может быть и речи, успеть бы спуститься…
Отсутствие связи на «3G-камнях», никаких понедельников, будильников, соц.сетей и телевизоров. Стерты из памяти все пароли, явки, имена… Полная оторванность от того самого комфортного мира… Лишь долгожданные привалы, жадные глотки воды, пейзажные шедевры, манящие звезды, вся мощь природы и обыкновенное желание остаться в живых…
Казбек не пустил, а приключения только начинались…
Часть 2. Выше всех в Европе
«Я спросил тебя: — Зачем идете в горы вы?
— А ты к вершине шла, а ты рвалася в бой.
— Ведь Эльбрус и с самолета видно здорово!
— Рассмеялась ты и взяла с собой…»
Ноги прокачены, спины накачены, тела в тонусе, да и акклиматизированы… Многомесячные тренировки променять на позы тюленей — самое настоящее ЧП.
В мечтах, несомненно, Восточная, но опять обстоятельства…
Немного отлежавшись на мягких кроватях, восполнив слегка потерянные килограммы шедеврами кавказской кухни, изменив опять свои планы из-за отказавшегося гида и части группы штурмовать с нами восточную вершину, погружались мы очередь за очередью на канатную дорогу, расталкивая своими внушительными рюкзаками в воскресный день толпы «зевак», которые никак не могли найти затянутый облаками «тот самый Эльбрус».
На протяжении трех лет бывало мелькали мысли: что же я почувствую, встретившись с ним вновь. Присутствовало какое-то трепетное волнение, как при встрече с бывалым другом, с которым не виделись целых н-надцать лет. И вот уже надевая кошки после третьей канатной очереди, оказавшись совсем недалеко от того самого ледника, пройденного в связках, созерцая тот самый приют одиннадцати, окинув взглядом вершины двуглавого, ты вдруг понимаешь, что вернулся в теплое и уютное местечко. Да, вокруг снег, высота, отсутствие благ цивилизации, а место настолько родное, да что уж греха таить, полное ощущение, что вернулся домой. Магнитит.
На высоте 4180 расположился наш скромный моно-лагерь. Обложились камнями, перекинулись парой слов с альпинистами и пошли на акклиматизацию.
Если Вам нужно попрактиковать свой английский или же французский, то Вам сюда. Так даже интересней. Зарубежные альпинисты выгодно отличаются от отечественных своей экипировкой, гаджетами и умением сочетать все это в цветовой тональности, особенно это относится к французам. Один такой как раз спускался после удачного штурма вершины. И эти глаза полные радости от глотков колы, предусмотрительно поднятой нами с равнины для акклиматизации и восхождения. Ох, если б он тогда знал, что у нас еще и сникерсы припрятаны в штурмовом рюкзачке.
Послеобеденная облачность здесь уже обыденность. Дошли мы чуть выше приюта 11, привыкали к высоте. В столь густую облачность не стали рисковать и идти до 5000м. Зато решили уже завтра попытаться штурмовать вершину или как минимум акклиматизироваться. Но пока погода была «нелетной».
Ночное пробуждение. Как же не хочется вылезать из спальников — зябко. С погодой непонятно, затянуто, но ратраки уже проснулись.
Топим снег, готовим бутерброды, чай из горных трав, традиционная витаминка, берем все теплое с собой и вперед.
Пока не штурмовая погода, надеемся с рассветом все наладится. Но ветер начинает бороться с нами уже на этой высоте. Ратраки спускаются почему-то не пустые. Все больше и больше альпинистов разворачиваются. Всему виной сносящий с ног ветер на скалах Пастухова. Впереди группа в связках, человек 30, идем пока не свернут.
Вновь приобретенные намордники пришлись как нельзя кстати. Надежды на улучшение погоды с рассветом не увенчались успехом. Свернули практически все, лишь отважные смельчаки решились продолжить путь. Ветер изо всех сил пытался развернуть нас на самой высокой точке приюта одиннадцати, сопротивляться не стали, списав попытку восхождения на акклиматизацию.
Горячие лучи солнца быстро выгнали нас из душной палатки. И снова на акклиматизацию. На этот раз дошли-таки мы до скал Пастухова. С погодой повезло. Сидим на склоне, впитывая теплоту небесного светила сквозь слои мембраны и термобелья. Вроде и виды знакомые, но от этого не менее прекрасные. На главный кавказский хребет с зависшими облаками можно любоваться вечно. Глаз не отвести.
Вечер второго дня на склоне Эльбруса подходил к концу. Звезды, словно светлячки, начали выглядывать на небесном кобальтово-сапфирном полотне, придавая и без того шикарному горному пейзажу, какую-то особую, волшебно-безмолвную, нотку. Вершины Эльбруса сияли своей белоснежной шапкой, словно освещенные мощными прожекторами.
Ясная ночь третьего дня была определенно для покорения вершины. Ратраки один за другим принялись выполнять свои обязанности, из приютов, словно змейки, запетляли восходители, освещая налобными фонарями путь к вершине. Погода достаточно комфортная, теплая. А по сравнению с 2013 годом, даже жарко.
И снова рассвет на скалах Пастухова. Сюда можно приезжать только ради него. Безумно красиво. Солнечный диск выкатывается из-за горизонта, освещая облачные «моря», белоснежные снега. Это рождение нового дня, еще совсем безмолвного, девственно чистого и не наполненного суетой и проблемами. Время словно замирает. Тень от Восточной вершины зависает в воздухе, раскинувшись над озаренными звездой по имени солнце горами. Ведь и вправду, тень ложится обычно на твердый объект, а здесь в буквальном смысле порхает в пространстве.
Впереди косая полка, седловина и крутой подъем на западную вершину. Не скажу, что все было очень просто. Ну а в сравнении с прошлым разом: да, гораздо легче. Естественно чувствовалась и высота, и подъем. И если бы не моя главная ошибка — вырубилась на привале у самой вершины, все было бы как по маслу.
Дубль второй. Западная вершина.
А «двуглавый» такой родной и гостеприимный, что пустил нас уже дважды.
Только программа на этот раз оказалась «Вай какой экспресс»: за 2 дня 3 акклиматизации, в том числе 1 неудавшееся восхождение, чуть не сдувшее нас под скалами Пастухова. Но Казань-Хабаровск не сдается и штурмует Западную на третий день!
«Весь мир на ладони ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем
Другим, у которых вершина еще впереди…»
И снова «Выше всех в Европе», только теперь все по-иному… Косая полка уже не такая адская, подъем с седловины не такой пугающий, мы не такие умирающие, погода совсем не леденящая и самое главное — кошки «рантовые»:)))
И пройдено все вдвоем, с тем самым, с третьего куплета Песни о друге:
«Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но — шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но — держал,
Если шел он с тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной,-
Значит, как на себя самого,
Положись на него»
В этот же день мы успели спуститься к хычинам с лимонадом, к горячему душу, мягкой кровати с одеялами и к обещанному, при удачном восхождении, мясу по-балкарски. Часа в 4 мы уже праздновали покорение вершины на Азау. Никак не верилось, что всего лишь несколько часов назад мы разворачивали флаги на вершине. Здесь все по-другому.
Обгоревшие носы, «очковый» загар, нарисованные еще Казбеком синяки с ссадинами, черные ногти, придавленные ботинками на спусках, на пальцах ног, потерянные килограммы, на этот раз дважды данное себе обещание: «все, завязываю» и этот сладкий вкус победы. Здесь не одни мы такие. Это болезнь, неизлечимая. Не каждый поймет.
Но на этот раз, для себя нашла другой ответ на вечный вопрос: «А зачем же люди ходят в горы?».
А ведь на природе любой бутерброд всегда аппетитнее. Вкус иной, более насыщенный. Так вот, в горы ходят, чтобы вкусить жизнь настоящую, без примесей и добавок. Добавить немного остроты/специй и попробовать ее по-новому. Жизнь, где рукопожатия приобретают истинный смысл, а не формальны, как на совещаниях в конференц-залах душных офисов. Где объятия столь душевные, пронизанные теплотой, как на вокзалах и в аэропортах. Где нет места зависти, лицемерию и тщеславию. Где предстаешь перед природой, товарищами и всем миром в одном нутре, без блестящих фантиков и оболочек.
Где дни выходят из границ «с 8 до 5 с понедельника по пятницу», измеряются рассветами и закатами, проплывающими облаками, падающими звездами, глотками воды и разговорами за ужином. Где выходишь ночью из палатки, держа в руках налобник, а он и не нужен — лунно-звездное освещение белоснежных снегов и всё будто замерло, всё спит, ты стоишь, пытаясь насытиться этими видами, позабыв о целях вылазки из теплого спальника, и чувствуешь себя чужестранцем, пытающимся вторгнуться на «другую планету».
Где делаешь шаг, второй, третий, наивно убеждая себя: «Ну давай, еще немного»… А впереди километры и миллионы адских шагов, но каждый раз веришь и ползешь к цели, скидывая камни из-под ног, вытирая пот со лба, размазывая слезы по обгоревшим щекам, уговаривая самого себя завязать с этими горными походами. Ан-нет… С этого мира так легко не соскочить… Здесь своя романтика…

 

Часть 3. «Приэльбрусничество»

Лагманы, шашлыки из баранины, хычины, лимонад…

Невероятная свежесть прохлады гор…

Но речь не о том…

Сильные впечатления оставил альпинистско-охотничий музей им.В.Высоцкого в Тегенекли.

Высоцкий гениален. После спуска с покоренных вершин каждая песенная фраза наполнена таким смыслом, что способна сама по себе существовать и заставлять сердце биться чаще в ритме «горной кардиограммы».

Да, да! Абсолютно не случайно все последние «эбаутмаунтэновые» записи просто «кишат» текстовками Владимира Семеновича.

В Баксанском ущелье на высоте 1850м над уровнем моря музей из застывшей вулканической лавы — места съемки легендарного фильма «Вертикаль» в 1966г. с участием самого Высоцкого. При съемках в ПриэльбрусьеЗалиханов Хусейн Чоккаевич (основатель музея) был консультантом съемочной группы по альпинизму. Его отец, ЗалихановЧоккаАсланович, совершил 209 восхождений на Эльбрус. Последний раз поднялся на Эльбрус в день своего 110-летия. Сегодня же его жена,Залиханова Х.Ч. руководит музеем и включает те самые «вертикальные» песни для неимоверно полного погружения в атмосферу вертикальных горизонталей.

И просто режут по живому строки:
«В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы — просто некуда деться!
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах, оставляя в горах свое сердце…»

Фильм «Вертикаль» под осетинские пироги и лимонад «зашел» как нельзя кстати. Разве может быть более символичным окончание Казбеко-Эльбрусного похождения?!

«Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться.
Но спускаемся мы кто на год, кто совсем
Потому что всегда, потому что всегда
мы должны возвращаться…»

 

Июль 2017

 

Реклама